Жизненный путь препмч. Екатерины (Константиновой)

7.09.2015 | История монастыря, Новости и объявления

+Ekat

Преподобномученица Екатерина

Преподобномученица Екатерина родилась в 1887 году в деревне Саврасове неподалеку от Москвы в семье Григория Кон­стантинова. Отец ее был зажиточным крестьянином, имевшим столярную мастерскую и бакалейную лавку. С приходом новой власти в 1917 году все имущество у него было отнято.

В 1905 году Екатерина стала послушницей Московского Скорбященского монастыря, что располагался близ Бутырской Заставы. Эта обитель, основанная в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», именовалась в народе Скорбященской. Учрежден монастырь был в 1890 году княжной А.В. Галициной. Ко времени прихода в него послушницы Екатерины в обите­ли имелось четыре храма и женское училище.

После революции монастырь был закрыт и послушница Ека­терина уехала в родное село Саврасово Солнечногорского района. После вступления в колхоз она по состоянию здоровья вышла из него. На жизнь она зарабатывала тем, что стегала одея­ла, чинила для колхоза мешки.

Послушница Екатерина была арестована 24 февраля 1938 года и заключена в камере предварительного заключения Солнечно­горского отделения милиции. В тот же день состоялся допрос.

Принимали ли вы участие в подавлении революционного движения против советской власти?

— В подавлении революционного движения я никакого учас­тия не принимала, а работала в монастыре, шила белье. В 1918 году у меня померла сестра и у ней осталось трое детей. Последних я воспитывала по настоящее время, родители мои… и я лишались избирательных прав, раскулачены, после восстановлены.

С кем вы имеете связь из монашек и попов?

— Из монашек в настоящее время я имею связь с Антониной Леоновой, в гостях у нее я бываю очень редко, с ней мы раньше были в одном монастыре. Двух моих знакомых, к которым я езди­ла в гости, арестовали органы НКВД в 1938 году — Фирсову Ека­терину и Анну, проживали в Москве, — какая улица, не знаю, не замечала. Имею еще ряд знакомых монахинь, вместе ходим мо­литься в церковь «Нечаянная Радость» в Марьиной Роще, — какая улица, я не знаю. Имею знакомых монашек на Сходне, встречалась я с ними только в церкви, в настоящее время они аре­стованы, на квартире у них я была один раз…

Следствие располагает данными, что вы систематически ве­ли контрреволюционную агитацию против коммунистической партии и советской власти.

— Виновной себя в контрреволюционной агитации не при­знаю. Среди населения и между собой с монахинями мнениями делились, что хорошо было при царской России и что плохо при советской власти. Я лично припомнить не могу, что мы говорили.

 

Следователем для дачи свидетельских показаний был вызван на допрос односельчанин, который рассказал, что: «Екатерина Константинова в настоящее время обряд свой монашеский не бросила, имеет связь с попом Нарвским, систематически ведет среди населения и колхозников контрреволюционную агитацию. Имелся случай в последних числах октября 1937 год: она лично при мне подошла к парникам колхозным и говорит: «Вот сколь­ко колхоз затратил денег на парники, а все равно овощей мало да­ют, и так во всех колхозах безобразие такое. Сколько ни строит советская власть, а все прахом идет. Смотри, какие овощи дорогие против прежнего времени. У нас, бывало, в монастыре и то лучше были огороды без всяких парников, и овощи дешевле бы­ли, да и лучше мы жили в сто раз. Вот что значит, не почитают Господа Бога, Он за то вас и карает. И если будете работать, все равно пользы нисколько в колхозе не будет. При мирной обста­новке с голоду помирают, а я когда была в монастыре, и в воен­ное время у нас всего было много и дешево. Вот если бы руковод­ство бы старое опять все ожило бы, а то вот теперь мучаетесь, бросили бы все и ушли, пусть бы сами коммунисты копались в огородах и строили парники». На основании этих и других, по­добных им, показаний следователь посчитал вину послушницы Екатерины доказанной.

11 марта 1938 года тройка НКВД приговорила ее к расстрелу. Послушница Скорбященского монастыря Екатерина (Констан­тинова) была расстреляна 20 марта 1938 года на полигоне Бутово под Москвой и погребена в безвестной общей могиле.

В 1940 году в связи с тем, что работники Солнечногорского районного отделения милиции были привлечены к ответствен­ности за использование незаконных методов расследования дел, было пересмотрено дело по обвинению послушницы Екатерины.

Передопрошенные свидетели свои предыдущие показания изме­нили, показав на допросах, что «она была верующая, часто ходи­ла в церковь, но никогда от нее разговоров против колхозов не слышали». Было доказано, что дело в отношении матушки оформлено незаконно. 21 марта 1940 года решение тройки от 11 марта 1938 года было отменено и дело прекращено.

ИСТОЧНИКИ: ГАРФ. Ф. 10035, д. 21490.


Вход
Вход (клирос)