Вопросы внутри нас: исповедь

21.03.2011 | Публикации

Часто мы чего-то не понимаем, боимся спросить, и молчим, а интерес остается. Какие вопросы возникают у современного человека при слове «исповедь», и что останавливает его перед этим таинством? Чтобы ответить на этот вопрос я провела небольшой Интернет-опрос, посетила православные форумы, просто вспомнила свой опыт. Результаты были достаточно пессимистичные. На вопросы отвечает протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса в Москве.

– Отец Александр, исповедь – это покаяние перед Богом или перед священником?

– Конечно, это покаяние перед лицом Божиим. В одной из молитв говорится, что священник только свидетель того, как оно приносится человеком: от всей души, или же он лукавит, пытается скрыть свои грехи. У аналоя стоят не двое, а трое: Господь Бог всегда незримо присутствует во время таинства, чтобы принять исповедь грешника.

– В таком случае, зачем ходить в церковь, если можно покаяться дома, перед иконами?

– Как неприятно, стыдно признаваться в своих ошибках: удобнее найти оправдание, виновного, в конце концов, сказать: «это не я!». Человек в одиночестве легко находит самооправдание, а в присутствии священника это сделать гораздо труднее.

– Нужно ли готовиться к исповеди?

Конечно. Нужно всерьез поставить себя перед лицом Господа Бога, и понять, что каешься перед Ним, а не перед человеком, пусть он даже и священник. Для этого нужно прочитать какие-то книги, можно и помолиться, всерьез оглянуться на свою жизнь, вспомнить свои грехи, горячо в них раскаяться.

– Постоянный духовник – для чего он нужен?

– Это очень желательно. Чтобы духовник составил целостное представление о человеке, ему потребуется хорошо знать кающегося прихожанина. Если нужна духовная польза не только от исповеди, но и от совета духовника, то надо понимать, что он должен хорошо знать твои трудности и проблемы, условия твоей жизни.

– Отец Александр, мне приходилось встречать на православных сайтах такие жалобы: «Раньше я была счастливым человеком. Как только я начала исповедоваться, у меня началась депрессия».

– Старец Паисий Святогорец говорил, что лукавому ваши молитвы, покаяние – то же, что острые копья и пули. Но, добавлял старец Паисий, не думайте, что, если вы метаете во врага пули и острые копья, он в ответ будет метать мармелад и шоколад. Если человек встал на путь покаяния, дай Бог ему сил пройти этот путь до конца. Он должен быть готов к тому, что этот путь тернист и придется многое понять и много перестрадать. Не надо этого бояться, а надо двигаться вперёд.

– Многих очень смущает сама процедура исповеди: очередь в церкви. Существует ли альтернатива ей?

– Существует – не грешить. А если нагрешил – потерпеть, если придется стоять в очереди.

– Может ли быть исповедь анонимной?

– Нет, исповедь не может быть анонимной, ведь анонимный – это безымянный, то есть когда люди не знают друг друга. Исповедь – это глубокое, искреннее личное общение, оно возможно, при условии, что люди доверяют друг другу. Именно, поэтому нельзя каяться по Интернету. К нам на сайт приходит много глубоких вопросов, как правило, из Москвы. Чтобы ответ не был поверхностным, мы должны знать хоть немного о нашем корреспонденте. Мы просим тех, кто к нам обращается, предоставить краткие сведения о себе: имя, пол, возраст. Как правило, в конце пишем, что если хотите получить более полный ответ на вопрос, приезжайте в храм. Но откликается очень незначительный процент. Очевидно, придти в храм труднее, чем набрать вопрос на компьютере, но в духовном смысле гораздо полезнее.

– Тайна исповеди. Многие не верят в то, что священник сохранит её.

– Во-первых, священник перед рукоположением приносит присягу, в том числе, сохранять тайну исповеди. И если он её разглашает, следовательно, он изменяет своей клятве и будет за это отвечать перед Богом. Во вторых, если в исповеди есть нечто, что будет представлять назидательную помощь для других, священник должен спросить у исповедующегося: «Можно ли мне об этом рассказать?». И, только получив разрешение, не говоря ничего, что могло бы повредить доверившемуся ему человеку, он может использовать это для научения других.

– А если такое случилось?

– Это тяжкий грех, который совершает священник. Это наказывается властью правящего епископа.

– В своих грехах каются и преступники. Что делать тогда?

– Свято хранить тайну исповеди. Покойный протоирей Глеб Каледа – первый среди московских священников после революции переступил порог тюрьмы для духовной работы. И настолько это был замечательный, любвеобильный, мудрый пастырь, что заключенные каялись ему в тех преступлениях, о которых не знало следствие. Отец Глеб даже бывал в камере смертников, без охраны, настолько ему доверяли.

– У современного человека понятие греха достаточно размыто. Это может как-то повлиять на исповедь?

– Конечно. Священник должен постараться объяснить такому человеку, в чем его вина, что грех – это смертельно опасная духовная болезнь, что покаяние – Таинство, которое совершает Сам Господь, что Господь – бесконечно Милосерден и желает помиловать кающегося грешника, исцелить его душу от греха. Если человек осознает, что грех – тяжкое преступление перед лицом Любящего и Всемогущего Бога, что всё очень серьезно, то начнет искренне и глубоко каяться. В этом состоит задача священника, принимающего исповедь.

Беседовала: Анна Разваляева


Вход
Вход (клирос)